17:32 

"Ловец" Stasy.

sub specie aeternitatis
Раз уж зашёл на сообществе фанарта по ГП разговор о "Охотнике" Stasy, соберу ка я в этой записи все спойлеры в кучу. Для себя и для Грифа :-D Ну, и ещё кому мож надо.)
На данный момент написано 8 глав, продолжение пишеццо, но, по словам Любимого Автора, времени на фик остаётся очень мало, ибо работа, дети и т.д.

Где-то на винте была недолго находившаяся на НП полная первая глава, но я не могу её найти. Хотя, я ж её всё равно никому не дам.))

Аудиоспойлер к шестой (кажется) главе



Отрывок из первых глав:
 
***
...даже Сириус Блэк, чьих уроков, памятуя о былом, студенты ждали с нетерпением, задал жару. Первые уроки, посвящённые исключительно конспектированию методичек (а сам профессор в это время дремал за кафедрой), всех обескуражили, но потом началась практика на полигоне. Откуда, по слухам, два четверокурсника отправились прямиком в лазарет - то ли кто-то оказался не в меру ретив, то ли заклятья как-то хитро друг на друга наложились - Мерлин его знает. Но не только четверокурсникам - даже понюхавшим пороха семикурсникам, предвкушавшим в кои-то веки что-то интересненькое, пришлось в пятницу ох как несладко.
Профессор ЗОТИ явился на занятие с явными признаками бессонницы - мрачным видом, отвратительным настроением и кругами вокруг глаз ("Похож на умирающую от голода панду", - некстати подумал Гарри) - и, в лучших традициях Шизоглаза Хмури с места в карьер заявив, что враг не дремлет, Оглушающим проклятьем отправил в нокаут троих.
Следующим должен был стать Рон, который среагировал по чистой случайности (а может, помогли квиддичные тренировки) - он упал в траву и перекатился в сторону. Стоящего за ним Гарри спасла реакция ловца (а может, хорошее настроение после прочтения одной очень полезной книги, в которой он нашёл одно очень полезное заклинание): он не просто блокировал проклятье, но ухитрился отразить его обратно в крёстного. И, к обоюдному потрясению сторон, попал.
Придя в себя минут через пять, Блэк сел, смущённо продрался пятернёй сквозь волосы с таким звуком, будто их не расчёсывали как минимум неделю, потом, запрокинув голову, расхохотался и пришёл в великолепнейшее расположение духа. Столпившиеся вокруг студенты с облегчением выдохнули: приводить профессора в чувство заклинанием никто не рискнул, поэтому эти пять минут прошли в ожидании и спорах, бежать за мадам Помфри или подождать. На Гарри все поглядывали с опаской и восхищением.
- Сириус... - едва крёстный перестал хохотать, попытался извиниться Гарри, - то есть - профессор, извините, я не хотел...
- Пустяки! Ты просто молодчина, получай пять баллов по заслугам! - махнул рукой Блэк, легко поднялся на ноги и отряхнулся. - А теперь вернёмся к уроку.
- Тетрадки доставать?.. - с надеждой, которая никак не хотела умирать, спросил Невилл.
- К чертям собачьим теорию - будем нарабатывать опыт! - рявкнул Блэк. Надежда Невилла пискнула и скончалась. - Опыт, господа студенты! - профессор блеснул недоброй улыбкой, резко развернулся и указал волшебной палочкой на Симуса, который сразу весь подобрался: - Вы знаете, что такое опыт, мистер Финниган?
- Эта такая штуковина, - не сводя глаз с кончика палочки, устремлённой ему прямо в нос, ответил тот, - которая появляется сразу после того, как была необходима.
- Именно! Пять очков Гриффиндору. Так вот, наша задача - наработать этот самый опыт до того, как с вами что-нибудь случится. Но! - Блэк поднял вверх указательный палец, и все опять замерли в полуприседе. - Никогда не знаешь, чем встретит тебя враг, а потому первым делом нужно научиться быстро думать и быстро реагировать.
Очередной взмах палочкой, и Эрни МакМиллан забился на земле в припадке истерического хохота.
- Да-да, - продолжил Блэк как ни в чём не бывало, - быстро, чётко и в любых обстоятельствах. Все поняли?
Оставшиеся на ногах гриффиндорцы и хаффлпаффцы закивали. Теперь все уже были начеку, поэтому направленные в Гермиону Хахачары уже не поймали врасплох никого, особенно Гарри, который прыгнул вперёд, закрыв Гермиону собой, и отразил заклинание до того, как сама она успела двинуться.
Повисла пауза. Гермиона покраснела. Сириус многозначительно пригладил бородку, хмыкнул, но ничего не сказал. Рон тоже хмыкнул и тоже ничего не сказал. Хмыкнул Дин Томас. Невилл хмыкать не стал - отвернулся, улыбнулся и тоже почему-то покраснел. Прыснули хаффлпаффцы.
Гарри в совершеннейшем ошеломлении посмотрел по сторонам... и понял, что сделал.
- На поле боя это сделало бы тебе честь, но мы сейчас на уроке... Думаю, мисс Грейнджер тоже не помешает наработать некоторые боевые навыки, хотя, будем надеяться, они ей не пригодятся. Да и всем остальным тоже... - последние слова Блэк произнёс совсем тихо, так что их никто не услышал. - А ну-ка! Гриффиндор - напра-во! Хаффлпафф - налево! Встали друг напротив друга, разбились на пары и начали! Нападайте, обороняйтесь, покажите мне всё, чему научил вас профессор Флитвик... да и я тоже! Только, по возможности, без членовредительства. И не забудьте, - добавил Блэк с усмешкой, - я тоже могу применить любое заклятье к любому и в любой момент! Поэтому будьте готовы к удару в спину, - он снова блеснул зубами, отчего у присутствующих пробежал промеж лопаток холодок.
Обратно в замок все возвращались растрёпанные, запыхавшиеся, без мантий, зато с листьями и сухой травой в волосах. Гермиона убежала сразу, Рон, видя как переминается и поглядывает на крёстного Гарри, сказал, что ему надо заглянуть к теплицам, и пошёл вперёд, на ходу заправляя в штаны опалённую рубаху. Гарри дождался, когда Блэк приведёт всё в порядок, включая Лавендер: её напарницей оказалась Сьюзен Боунс, и до поры до времени всё шло просто прекрасно - до той поры, пока Невилл не споткнулся. Как на грех, именно в этот миг он выполнял очередное заклинание, которое угодило точно в Лавендер.
- Ох уж мне ваш Лонгботтом... И где только такое вычитал... - чертыхался Сириус, пытаясь вернуть её рукам нормальную длину. С одной он управился довольно быстро, а вот вторая никак не желала укорачиваться - так и пришлось первой красавице Хогвартса идти в лазарет, волоча ее следом за собой, словно хвост.
Последними полигон покинули Сириус и Гарри. Все цветы уже отцвели, трава уже не шелестела, а бумажно шуршала под ногами. Они неторопливо шли через луг, обмениваясь ни к чему не обязывающими уютными замечаниями. Гарри посетовал на обилие домашних заданий, Сириус обрадовал, что ближе к выпуску вообще можно будет забыть обо всём, кроме учёбы, и поделился страшным воспоминанием, как не спал неделю, корпя над выпускной работой по Трансфигурации.
- Когда поставил последнюю точку, даже перо положить не смог - пальцы свело намертво. Ну, я и тряхни рукой - а тут как раз чернильница стояла... - Сириус содрогнулся. - К чёртовой матери всё эссе залил, да так потом перепугался, что даже не вспомнил про магию - хвать первую попавшуюся тряпку и ну промакивать. Хорошо, Джеймс бросился помогать - хотя, наверное, потому, что я делал это парадным галстуком, в котором он собрался идти на выпускной...
Сириус умолк и изменился в лице.
- Слушай, мне бежать надо, совсем забыл о срочном деле, - он неловко потрепал Гарри по голове. - Чёрт... Давай как-нибудь чайку вместе попьём, что ли...
- Завтра? - встрепенулся Гарри.
- Завтра?.. Да... наверное - вечером, после ужина!..
Последние слова донеслись уже издалека - Сириус со всех ног бежал к Хогвартсу.
...Наверное, съел чего-нибудь за завтраком, - подумал Гарри. А потом подумал, что действительно - неплохо бы что-нибудь съесть: физические упражнения на свежем воздухе дали о себе знать. В животе голодно заурчало. Гарри перебросил перепачканную в саже мантию через плечо и, думая только об обеде, побежал к Хогвартсу следом за крёстным.

***


Глава первая. В которой мы посещаем психиатрическую клинику, вгрызаемся в гранит науки и знакомимся с тяготами одинокой женской доли.

Ветер свистел в ушах, сердце пело. Гарри заложил крутой вираж, почувствовав, как завибрировала в руке метла, взял резко вниз, потом снова взмыл вверх и, не удержавшись, закричал что-то бессмысленно-восторженное.
Близнецы уже ушли домой - после выволочки, устроенной миссис Уизли, чувствовали они себя неважно и на метлах держались плохо - постоянно морщились и ёрзали. Да вдобавок им предстояло вычистить до ужина и блеска свинарник и курятник - а это, что с магией, что без, было занятием ароматным и не слишком быстрым. Рон ждал внизу - валялся, раскинув руки и ноги. Гарри хорошо видел его с вышины - белая рубашка на зелёной траве. У земли потихоньку смеркалось, вот и листва потемнела, и россыпи цветов на лугу уже тоже не видно, но тут, в небе, где можно одним взмахом руки вспенить облака, ещё ликовал день. Яркий, томный, духмяный июльский день - сладкий и плотный, как свежий мёд, баночку которого вчера миссис Уизли достала к блинчикам; сочный и звонкий, как крепкие яблоки, поспевающие в садике за Норой, пьянящий, как запах Гермионы - самый лучший из всех известных Гарри запахов. Небо на западе сменило однотонную голубизну на все переливы красно-оранжевого. Гарри казалось, что вместо солнца на нём сейчас расцвёл огромный цветок.
Волшебный цветок, - глядя на него сквозь прищуренные глаза, добавил он.
Волшебный, как и всё вокруг.

***

- Рон, Гарригермиона! Ужинать! Да где же вы?..
Скрипнула дверь - судя по голосу, на кухню с улицы вошёл Гарри, и Гермиона почувствовала, как сердце в груди разбухает от тепла и счастья.
- Иду-иду! - откликнулась она и подошла к зеркалу - проверить, не появилось ли на лице дополнительных чернильных пятен.
И ведь угадала!
Она умылась, причесалась, окинула себя критическим взглядом - памятуя о присутствии Фреда и Джорджа, на ужин стоит выйти готовой к каверзам и подначкам.
Улыбнулась. Нет, так не годится. Шире. Да.
Отражение в зеркале, вторя её движениям, задорно тряхнуло кудрями, вздёрнуло подбородок. Но вдруг улыбка словно треснула и, как Гермиона ни пыталась её удержать, исчезла. Губы задрожали... Ткнувшись лбом в прохладное стекло, гриффиндорская староста зарыдала, беззвучно и отчаянно - как и всегда в последнее время.

***

- Мне пора спешить - скоро вечерний экспресс.
- Неужели ты поедешь с...
- Я же не могу отсюда аппарировать, верно? - чуть раздражённо перебила миссис Джекил. - И сюда тоже. Да - я поеду поездом. Купейным вагоном, - словно в оправдание, а может, как раз наоборот, чтоб подчеркнуть всю глубину своих страданий, добавила она и поднялась.
Старшая последовала её примеру, сёстры снова расцеловались - на этот раз на прощанье.
- Если что потребуется, шли сову. Я тоже напишу, как только будут какие-нибудь известия.
- Любые известия, дорогая, любые, - напомнила миссис Хайд.
- Конечно. Счастливо оставаться.
Звякнул колокольчик, и вторая дама осталась одна. Проводив взглядом миссис Джекил, она достала из сумочки пудреницу и, глядя на себя в зеркало, задумалась на миг, что же не так в этом тоне помады. Холёной рукой с длинными пальцами, на одном из которых красовался не по-женски крупный перстень ("Единственная память о покойном супруге, мистер Эндрюс"), поправила шляпку с вуалью; взяла зонтик и, улыбнувшись напоследок хозяйке, покинула чайную. Однако едва выйдя на улицу, Люциус Малфой стёр с лица всякое подобие улыбки, с ненавистью взглянул на солнце, на небо, на проклятую улицу этого проклятого городка и неспешно, чуть покачивая бёдрами, отчего юбка игриво вилась вокруг щиколоток, направился в сторону гостиницы.


***


Глава вторая. В которой нас ждёт Лондон с его увеселениями, Хогвартс с его сюрпризами, а также два совершенно одинаковых разговора, состоявшихся в разных местах практически одновременно.

- Где... мистер... Поттер?..
- Я тут, - оглядываясь по сторонам, проверяя, не смотрят ли на них другие посетители кафе, пробормотал Гарри, и мистер Олливандер просиял.
- Вы не поверите - я действительно её нашёл!.. - ликующе произнёс он практически одними губами. - Нашёл и не могу дождаться мгновения, когда можно будет проверить, подойдёт ли... - он открыл пыльную коробку, где на полуистлевшей тряпице - непонятно, была она когда-то дорогим шёлком или же простой дерюгой - лежала палочка, такая же отполированная и поблёскивающая на солнце, как и все прочие которые Гарри сегодня испытывал. - Давайте же, молодой человек... - Олливандер вложил волшебную палочку Гарри в руку и благоговейно замер.
В тот миг, когда пальцы сомкнулись на рукояти, Гарри почувствовал тепло. Спокойствие. Силу. Словно не палочку он держал, а руку друга, который никогда не отвернётся, никуда не уйдёт, всегда поможет.
- Давайте же - смелей, мистер Поттер, - почти шёпотом попросил Олливандер. - Что-нибудь... Ну, что-нибудь!..
Рон попятился - в его памяти ещё были слишком свежи первые попытки приятеля изобразить что-нибудь магическое. Парвати побледнела. Дин осторожно задвинул её за себя.
- Смелей... - попросила Гермиона, не замечая, что делает шаг вперёд.
Гарри взглянул на неё, улыбнулся и...
- Я знал! - как ребёнок, радовался мистер Олливандер, разве что в ладоши не хлопая. - Я знал, что именно она подойдёт!
Рон убрал козырьком приставленную к глазам руку, из-под которой провожал уносящихся в заоблачную высь надувных гаррипоттеров.
- Ты всегда был настойчивым парнем, - ухмыльнувшись во весь рот, заметил он.
И Гарри улыбнулся другу в ответ:
- На том стоим.

***

- Не спится? - несколько неровным голосом спросил с соседней кровати Рон, тоже отведавший деньрожденного подарка братьев.
- Не-а...
- С-слушай, хватит дурака валять, а?..
- Ч-чё?.. - опешил Гарри настолько, что сел на кровати и нацепил на нос очки. Криво.
Рон смотрел на него с соседней кровати, пытаясь сфокусировать взгляд.
- Дурака валять хватит, говорю. Д-давай я тебе расскажу, что у вас с ней было. Только, - он подвигал бровями и сделал многозначительную паузу, - без подробностей, сам понимаешь. Я ж вам свечку не держал...
Гарри махом протрезвел и побагровел настолько, что, он мог поклясться, уши и щёки сейчас рубиново алели в темноте.
- Не надо.
- Да ладно тебе!
- Не надо, я сказал!.. Не хочу я этого знать!
Конечно же, Гарри хотел, очень хотел - "что у них было" волновало его куда больше, чем все тесты, которые ему предстояло сдать сейчас и по прибытию в Хогвартс. Кем они были с Гермионой друг для друга? Друзьями? Нет, он точно знал, что не только ими. Любовниками? Но тогда почему она сторонится его, почему краснеет, едва они - случайно или намеренно - касаются друг друга? Ей неприятно? Или наоборот - приятно? А может, они только намеревались стать ближе, и эта злополучная потеря памяти всё испортила? Что же было у неё с "тем" Гарри?..
Нет, пожалуй, куда важнее понять, что между ними происходит сейчас. Ведь пока они друг другу почти чужие, они едва друг друга знают... Однако, находясь с ней рядом... и не рядом тоже, он чувствует... Но что же именно он чувствует? Любовь ли это? Ведь раньше ему не доводилось испытывать ничего подобного, как же узнать...


***


Глава третья. В которой мы знакомимся с программой по Зельеварению, Пивз поёт, а Гарри ждёт очередное потрясение.

- Ну, что вам от меня нужно? - Снейп взял измученно-проникновенный тон, какой у него бывал только тогда, когда на последней пересдаче он пытался добыть знания из твердолобых Крэбба с Гойлом, ухитрившихся при рассказе об изготовлении простейшего Клеящего Зелья назвать рыбу-прилипалу "рыбой-присосало". - Подписать, что я принял у вас оборудование и ингредиенты для учебного процесса и для личных нужд? Извольте - подпишу.
- Прежде надобно посчитать, чтобы всё совпало, - скрывая торжество в голосе, поднял указующий перст Филч, - а то как мне потом перед казначеем Попечительского Совета отчитываться? Разве что снова какой-нибудь дракон всё пожжёт, чтобы убытки покрыть...
- Хорошо, если окажется меньше, обещаю, что не стану предъявлять претензии.
- А если больше? Э нет, профессор, так не пойдёт. Надо всё проверить. Вот смотрите: котлов малых - 258 штук, больших 53, реторт стеклянных - 400... Зачем так много?
- Студентам бить, - мрачно ответил Снейп, примериваясь половчей наступить Миссис Норрис на хвост.
- Самих бы их бить не мешало... Плетьми... По субботам... И в кандалы, в кандалы... Так, на чём бишь я?.. Ага - реторт хрустальных - 15. А хрустальные - тоже бить?
- Нет, это мне для личных нужд.
- Ступок деревянных - 70, ступок каменных - 58, ступок из чешуи дракона - 2... Будь они из золота, дешевле бы обошлись... Тоже, поди, вам для личных нужд? - оторвался от пергамента Филч и с укором воззрился на смотрящего на книжную полку мастера зелий. Когда тот кивнул, завхоз невольно прицыкнул зубом: - Проще надо быть, профессор. Пестиков деревянных...
- Вы мне всё собираетесь читать? - не выдержал Снейп. - Не утруждайте себя - я сам это писал. Хорошо, пойдёмте проверим ваши...
- Ваши, профессор...
- ...хорошо - мои пестики. И ступки.

***

Гарри постепенно перестал ершиться и - Гермиона видела - улыбаясь и пожимая плечами, уже говорил о чём-то с Невиллом, Деннисом и Колином Криви (как всегда, с фотоаппаратом в руках), снова знакомился с Симусом и Лавендер, Терри Бутом и Луной Лавгуд, здоровался с Джинни и Дином Томасом - к нему один за другим подходили старые и новые друзья. Старые враги тоже не дремали. На слизеринцев, пока они просто шипят и плюются ядом, Гермиона тратить свои силы не собиралась, но когда Захария Смит рискнул им поддакнуть, то оказавшиеся в пределах слышимости гриффиндорцы развернулись и посмотрели на него так, что некая драгоценная часть его анатомии тут же испуганно втянулась в тело. Будто голова у черепахи. В самом прямом смысле.
Когда разговор между Гарри и братьями Криви свернул на квиддичную тему, Гермиона начала всерьёз опасаться, что до купе они так и не доберутся, и бедная Стана отправится в Хогвартс одна. И как в воду глядела - Хогвартс-Экспресс дал гудок, окутав всё белым паром, - чтобы не остаться на платформе, пришлось припустить со всех ног. Друзья едва успели закидать вещи, чуть не прибив "Всполохом" Косолапсуса, как поезд тронулся. Гарри захлопнул дверь и обернулся к друзьям. Он был красный, запыхавшийся после пробежки, со съехавшими на кончик взмокшего носа очками. Остальные выглядели точно так же.
- Знаете... - улыбнулся он как-то виновато, словно стесняясь собственных чувств, - кажется, я попал домой.

***

- Гарри!..
Он сам не понял, как так вышло. Злой и разочарованный, он плёлся по лестнице, а Гермиона спускалась навстречу - ахнула от неожиданности, и через мгновение он оказался уже рядом с ней. Совсем рядом. Хватал за руки, тянул к себе, подаваясь навстречу - ещё вчера, ещё сегодня утром... да и вечером... и помыслить ничего подобного было невозможно, но здравый смысл спросонья удрал, как таракан от кухонного света. Что-то горячее охватило тело - знакомое, путающее мысли:
- Наконец-то... А-ах, Гермиона...
Взгляд круглых и явно перепуганных глаз отрезвил. Гарри попятился.... и, осознав, что наделал, отпрянул, оттолкнув Гермиону от себя так, что от падения её спасли подвернувшиеся под спину перила.
Но было уже поздно.
- Извини! Чёрт! Я не хотел!.. - Гарри в полном ужасе замахал перед собой руками: - Я правда не хотел! Честное слово! Ни... ни разу не хотел! - Он пятился и пятился, пока не упёрся спиной в стену. Дальше убегать было некуда. - Извини... Наверное, при...приснилось что-то!..
Гермиона смотрела на него, не моргая. Испуг с её лица исчез вместе со всеми красками, даже в полумраке Гарри стало видно, какая она бледная. Она молчала так, что лопались барабанные перепонки. Вдруг краска прилила к её щекам, улыбка (не будь Гарри в таком ужасе, он бы заметил, что она будто гвоздями прибита) вернулась на губы:
- Всё хорошо, не волнуйся Гарри!.. - Гермиона потрепала его по плечу одними пальцами. - Ничего страшного, я не... ты не... я не обиделась. Гарри, я... Ничего страшного! Бывает, я понимаю.
Это было невыносимо. Гарри посмотрел на её руку, на своё плечо, потом на её лицо, полное материнского участия, и рванул вверх по лестнице.


***


Глава четвёртая. В которой мы встречаем того, кого меньше всего ожидаем встретить, забираемся туда, куда строго запрещено забираться, и противостоим напору любовных чар разного рода.

Процедура возвращения Гарри в нормальное состояние проходила следующим образом: Рон крепко держал его со спины, тогда как Гермиона постепенно снимала наведённые и самонаведённые чары, стараясь не приближаться к Гарри на расстояние вытянутой ноги (руки были заломлены за спину Роном), которой он уже успел разок подтянуть её к себе.
- И я тебя умоляю, запомни: колдовать перед зеркалами крайне опасно! - она сверилась с книгой и сделала ещё один пасс.
- Конечно. Как угодно. Клянусь. Никогда, - слова вылетали из его рта со скоростью пулемёта. - Гермиона, я сделаю всё, как ты просишь. Только подойди, не мучь меня.
Рон за его спиной нечленораздельно замычал, некстати напомнив Гарри о своём существовании.
- Рон, у тебя такие красивые руки... Очень... И сильные, - Гарри изловчился и потёрся головой о плечо Рона, по какой причине тот с трудом сохранил равновесие.
- Гермиона, чёрт, давай быстрей! А ты заканчивай мне своим либидом в лицо тыкать! Не то по башке получишь!..
Последний взмах палочкой - Гарри в руках Рона обмяк, поник и со стоном схватился за голову:
- О боже!.. - и метнулся в самый тёмный угол, откуда тут же шарахнулся обратно, потому что сквозь стену просочилась голова Плаксы Миртл, как всегда, нёсшей вахту в коридоре. Следом просунулся профессор Гатто, а за ним - ещё парочка привидений из любопытных и сочувствующих.
- Убейте меня, чтоб не мучился, а?.. - взвыл Гарри. - Как я теперь на люди покажусь?..

***

Мистер Эндрюс плавно мчался вперёд, будто приветливый таракан, но в воротах парка остановился настолько внезапно, что, запутавшись в платье, Люциус Малфой хоть и не споткнулся, но налетел на него всем корпусом.
- Я старый солдат, и не знаю слов любви... - схватив его за обе кружевные руки, жарко зашептал смотритель библиотеки и, по совместительству, министерский осведомитель. - Но моё сердце...
В тот же миг ему на голову обрушилась тяжёлая ветка вяза, отрубив связь с ветреным осенним днём. Отправляя бедолагу в лазарет, служитель парка долго сетовал, что ветку не спилили сразу после последнего шторма, который её и надломил:
- Ветра нынче сильные, рано или поздно точно кого-нибудь бы угораздило... Ладно ещё, живой остался... И не покалечился особо...
Это был первый относительно приятный вечер, проведённый в Сент-Эндрюсе Люциусом Малфоем.
За пятичасовым чаем он действительно написал пару писем, внимательно ознакомился с пришедшими в сумерках ответами и с тихой улыбкой начал готовиться ко сну - в крошечном городке ложились рано, так что приходилось следовать заведённым правилам, чтобы ни у кого не вызывать подозрений. Он достал из причёски шпильки, заплёл волосы в косу и лёг на узкую девичью постельку.
Круг поисков сужался: остались лишь северная и северо-восточная часть Шотландии.

***

- Значит, тоже предпочитаешь заниматься по ночам?.. - спросил Малфой и - как стоял, склонившись, - повернулся.
Гермиона увидела его лицо слишком близко, и, не выдержав, резко встала, заехав ему плечом в подбородок. Малфой клацнул зубами и улыбаться перестал.
- Хватит, Малфой. Мне надоело.
- Мне тоже, - он хотел, чтобы разговор начала она, и, как она ни упиралась, вышло по-его.
Он всегда добивался чего хотел.
Пенси Паркинсон отпихнула бесчувственного Голдстина от двери и припала к ней ухом. Беседа была в самом разгаре.
- Чего ты хочешь?
- А ты?
- Я? Побыстрей закончить собрание и идти готовиться к завтрашней лекции.
- Я имею в виду тебя и Поттера, и ты об этом прекрасно знаешь.
- Кто дал тебе право говорить об этом так, будто это имеет к тебе отношение?
- Ещё как имеет. Ведь это по его вине я стал таким. И... и по твоей...
- Ты сам виноват! Сам туда полез! И пытался убить нас! Вот посмотри! И вот! И ещё вот! И мне плевать, помнишь ты или нет, - это ничего не меняет!
- Хочешь, чтобы я сказал, что сожалею? Хочешь, чтобы я извинился?
- Мне не нужны твои извинения! И за такое не извиняются!
- Поэтому я и не буду. И тебе тоже разрешаю не извиняться.
- Мне?! Извиняться?! Перед тобой?! Да ты с ума сошёл!..
- Да, - Малфой холодно рассмеялся. Прозвучала фраза, которую он так ждал. - И не я один.
- Не смей! Гарри остался прежним!
- Не-ет, он изменился, и кто-кто, а я это прекрасно знаю!.. - Драко тоже начал повышать голос.
- Он не изменился, и ты не изменился тоже - каким мерзавцем был, таким и остался!
- Все твои попытки оскорбить меня лишь доказывают, что ты и сама об этом знаешь!.. Знаешь, что он стал другим - другим!.. Ты теперь для него никто! И чтобы удержать его рядом, заботишься о его малейших потребностях! Может, ты и задницу ему подтираешь?
- Замолчи, или я заставлю тебя замолчать!..
- Сначала заставь замолчать свой здравый смысл! - он делал ей больно, делал больно себе, но от этой боли почему-то становилось легче. - Ни один мужчина не останется с нянькой - это я тебе как мужчина заявляю! И нечего кривиться! Да как только он оклемается, и близко больше к тебе не подойдёт, спорим? И тебе это тоже известно!


***


Глава пятая. В которой Гарри досдаёт хвосты и постигает азы нейропсихологии, безымянного пациента ждут новые процедуры, а Невилл сталкивается с очередной тайной Запретного Леса.

- И последний раз! С разворота, не останавливаясь - ПОШЛИ! - гаркнул Гарри, и братья Криви, заложив крутой вираж, понеслись к противоположному концу поля. В руках они держали биты, которыми отбивали друг другу бладджер.
Задача, поставленная Гарри, была не из лёгких: нужно было четырежды облететь поле, ни разу не уронив мяч на землю. А тот обладал крайне капризным нравом: у Денниса уже была ободрана щека, а у Колина от непривычного напряжения болели руки. О том, как они будут болеть завтра, лучше было не думать. Вот он и не думал - с горящими от азарта глазами перекувырнулся в воздухе, резко снизился и всё-таки отбил нырнувший к самой земле бладджер.
- Отлично! - Рон, уже закончивший вратарскую тренировку, поднял вверх обе руки с оттопыренными большими пальцами.
- Теперь будем работать на перехват ловца!
- Эй-эй-эй, Гарри, в каком это смысле? - сразу напряглась Джинни. - То есть, они меня будут бладджером с метлы сбивать? Я не хочу! А вдруг попадут?
- Я тоже не хочу! - поддакнул Деннис, стаскивая через голову свитер и кидая его на землю. Вся спина у него была мокрая. - Меня потом Корнер убьёт!
- Если в тебя попадут Крэбб или Гойл, будет гораздо хуже, - заметил Гарри. - Нет, на сегодня все остальные свободны - я полетаю, но в следующий раз...
- ...непременно! Заодно успею зарезервировать койку у мадам Помфри!
Джинни подхватила под руку Стану, и девушки пошли в раздевалку.
Рон остался на поле - задрав голову, смотрел в небо, где Гарри кувыркался на разной высоте, намеренно подпуская бладджер поближе и уворачиваясь в самый последний момент. Небо было ясное, чистое, густое, и душа у Рона вдруг тоже запела и зазвенела - он расхохотался, оседлал свою метлу и взлетел вертикально вверх:
- Э-ге-ге-е-е-ей!!!
Мимо, отчаянно жестикулируя, просвистел Гарри, Рон изобразил брутально-непристойный жест, подразумевая, что ждёт всех соперников Гриффиндора в этом году, и заорал ещё громче:
- Эге...гияк!
На миг застлавший мир чёрный туман рассеялся, уступив место целой радуге боли. Из последних сил держась за метлу, Рон направил её вниз.

***

Кевин давно ушёл, стемнело и, кажется, время ужина тоже миновало, но Гарри всё никак не мог заставить себя вернуться в стены замка - туда, где обитали сомнения и неуверенность, ощущение собственной неполноценности и неправильности всего мира, ревность и много чего ещё.
Он развернулся - Хогвартс, подпирая небо зубчатыми башнями, дружелюбно подмигивал тёплыми огнями окон. Где-то там его друзья и враги, где-то там его воспоминания о прошедших шести годах жизни... Где-то там всё то, что у него когда-то было... И чего нет сейчас.
Гарри закрыл глаза. Пахло осенью - прохладой и тоской.
Повинуясь непонятному порыву, он вытянул руку ладонью вверх - то ли звал, то ли просил... То ли пытался вспомнить... Со стороны Запретного Леса, от избушки Хагрида, прилетел пахнущий дымом ветер...
Под ложечкой у Гарри внезапно образовалась пустота.
Хогвартс.
Зелёные сосны Запретного леса.
Небо наверху.
Земля внизу.
Он точно знал, что это было. Но не с ним. Не с ним - теперешним.
Свело скулы, занялось дыхание. Гарри с усилием сделал вдох, унял взбесившиеся нервы и повторил жест.
Но чудо не вернулось.

***

Эй, Невилл, ты что?! - вздрогнул он, когда однокурсник неожиданно замер на ровном месте и вдруг широко прыгнул вперёд.
- Так ведь... ручей же! Осторожно!
- Где?.. - Гарри посмотрел на совершенно ровную тропинку.
- Вот же, - удивлённо махнул рукой на землю Невилл, - не видишь, что ли?
- Не вижу, - Гарри покосился на Рона.
Тот кивнул:
- Нет там ничего. Померещилось тебе.
- Да нет же! - Невилл улыбнулся, решив, что над ним опять решили подшутить. - Вон же он - из-за того куста... и петлёй... вот сюда.
- Да ну тебя. Давай быстрей, - отмахнулся Рон. - Ещё не хватало отстать и заблудиться...
Он прибавил шагу, чтобы догнать уже пропавших из виду Хагрида и его немногочисленных слушателей. Гарри ещё раз с сомнением посмотрел на землю и последовал его примеру.
А Невилл так и остался стоять. Он совершенно отчётливо видел ручей, пересекавший тропку. Вода в нём была странного цвета - зелёно-золотистого. Если присмотреться повнимательней, то это была и не вода вовсе... А словно струящееся скопище крохотных светлячков...
Невилл, заворожённый, присел на корточки, потянулся...
...Нет!
Слово прозвучало так отчётливо, что он вскочил на ноги и закрутился на месте. Но рядом никого не было. Невилл снова наклонился...
...Не смотри туда... Нельзя...
- Диофан?.. - неуверенно позвал Невилл.
Хотя... Если подумать, голос был явно не мужской. И не женский... И вообще - а был ли голос? Слова появились прямо в голове...


***



Глава шестая. В которой квиддичная командца Гриффиндора доукомплектовывается, Гермиону щёлкают по носу, а к нам возвращается Диофан.

Профессор ЗОТИ явился на занятие с явными признаками бессонницы - мрачным видом, отвратительным настроением и кругами вокруг глаз ("Похож на умирающую от голода панду", - некстати подумал Гарри) - и, в лучших традициях Шизоглаза Хмури с места в карьер заявив, что враг не дремлет, Оглушающим проклятьем отправил в нокаут троих.
Следующим должен был стать Рон, который среагировал по чистой случайности (а может, помогли квиддичные тренировки) - он упал в траву и перекатился в сторону. Стоящего за ним Гарри спасла реакция ловца (а может, хорошее настроение после прочтения одной очень полезной книги, в которой он нашёл одно очень полезное заклинание): он не просто блокировал проклятье, но ухитрился отразить его обратно в крёстного. И, к обоюдному потрясению сторон, попал.
Придя в себя минут через пять, Блэк сел, смущённо продрался пятернёй сквозь волосы с таким звуком, будто их не расчёсывали как минимум неделю, потом, запрокинув голову, расхохотался и пришёл в великолепнейшее расположение духа. Столпившиеся вокруг студенты с облегчением выдохнули: приводить профессора в чувство заклинанием никто не рискнул, поэтому эти пять минут прошли в ожидании и спорах, бежать за мадам Помфри или подождать. На Гарри все поглядывали с опаской и восхищением.
- Сириус... - едва крёстный перестал хохотать, попытался извиниться Гарри, - то есть - профессор, извините, я не хотел...
- Пустяки! Ты просто молодчина, получай пять баллов по заслугам! - махнул рукой Блэк, легко поднялся на ноги и отряхнулся. - А теперь вернёмся к уроку.

***

Ах, это вы, мисс Грейнджер... Да не стойте же соляным столбом, закройте дверь - поскорей, поскорей, не то потом по всему замку ловить придётся!.. - библиотекарша сделала вращательное движение палочкой, и буквы, уже успевшие удрать в коридор, нехотя потекли обратно. Мадам Пинс подцепила за хвостик ближайшую строчку и, ткнув палочкой в книгу с чистыми страницами, начала возвращать слова на место. Она заполняла страницу за страницей, словно ткала, - Гермиона заворожённо смотрела, не заметив, что стоит, разинув рот. Лишь когда губы пощекотало что-то маленькое и многоногое, она торопливо смахнула это со щеки и для верности зажала рот ещё и ладонью.
- Беда с ними, - пожаловалась мадам Пинс, призывая из библиотечных глубин носовой платок, который начал промакивать ей лоб, и очередной девственно-чистый талмуд огромных размеров. Удержать его в руках не представлялось возможным - книга парила в воздухе, а она взмах за взмахом листала заполненные страницы. - Минерва! - вдруг пронзительно крикнула библиотекарь, и Гермиона вздрогнула от неожиданности. - Как там у тебя?
- Заканчиваю!.. - донесся приглушённый голос директора Хогвартса. - Здесь больше нет, видимо, остальные убежали к выходу.
Из-за полок показалась профессор Макгонагалл. В её руках тоже были палочка и книга, куда она с ловкостью фокусника отправляла разбежавшиеся буквы.
- Добрый вечер, мисс Грейнджер, - чопорно кивнула она Гермионе и вытряхнула из рукавов ещё по пригоршне слов. - После весны книги сами не свои - так и норовят убежать...
- Ах, если б дело было только в этом, - покачала головой мадам Пинс, озадаченно посмотрела на чистый лист, потом себе под ноги, потом - на Гермиону и взмахом палочки извлекла у той из кармана вереницу слов, вернув беглецов на место. - Каждый раз после этих выкрутасов каталог показывает одну новую книгу, вот только где её искать и что это за книга, я никак не могу понять... Уже подумываю, не поставить ли блокиратор магии...

***

- Не, ты видал, видал?! - стоило взлететь, Рон наскочил на него, так что Гарри чуть не кувыркнулся. - Я тебе клянусь - она метлу только сегодня в первый раз увидела! Ей не в квиддич надо, а в цирк - я таких пируэтов, даже если постараюсь, не сделаю! Вот что с людьми любовь делает! Ну и девчонка! Уважаю! - он опять хмыкнул и глянул вниз, где сквозь уже подкрадывающийся со стороны озера туман Трейси бежала к замку. К насущным проблемам Рона вернул просвистевший прямо над головой - аж волосы дыбом встали - квафл. - Стана, ты что - с ума сошла? Осторожней надо!
- Не спи на метле! - строго оборвала его подруга. - Мы здесь тренируемся или сплетничаем? Да даже первоклашкам известно, что она пришла сюда из-за Кевина. А Кевин - из-за Дженнифер. А Дженнифер влюблена в тебя.
Рону сразу стало совсем не смешно.
- В меня?..
- Угу, - к Рону и Стане с лихим разворотом пришвартовалась Джинни. - В тебя, братец. И даже в прошлом году, когда тебя выкрали - помнишь? - выпила Оборотного Зелья и встала вместо тебя к кольцам. Вот что с людьми любовь делает, - передразнила она.
- Чё?! Она... тогда... Вместо меня... В меня... А он... - Рон указал дрогнувшим пальцем в сторону Кевина, под руководством братьев Криви выписывающего вместе с Джейн хитрые загогулины вокруг колец, - в неё?..
Хмурые взгляды третьекурсника (того и гляди, руку откусит!) сразу обрели смысл.
- В неё, - хором подтвердили девушки.
- Ага... Угу... А я?.. - растерянно спросил Рон.
- А ты сейчас пойдёшь к кольцам, - хлопнул его по спине Гарри. - У нас времени в обрез - быстро по местам и начинаем!

***

Невилл узнал голос до того, как успел испугаться.
- Диофан! Так ты живой?
Сатир оскорбился:
- Что значит "живой"? Я и не собирался помирать, хотя, конечно, ваш приятель всё для этого сделал.
- Извините, - посчитал нужным сказать Невилл.
- Из твоего "извините" шубы не сошьёшь... - проворчал Диофан, набил мохом неизменную вишнёвую трубочку, прикурил, щёлкнув пальцами, и, выпустив клуб дыма, ни с того ни с сего заметил: - Значится, видишь его...
Почему-то Невилл сразу понял, о чём речь:
- Вижу. А что это?..
- Что-что... Что надо. Приятеля своего спроси, который тут всё раскурочил, - беззлобно пробурчал Диофан.
- Извините, - на всякий случай повторил Невилл.
Сатир выпустил ещё один клуб дыма, почесал кучерявую подмышку, извлёк оттуда насекомое, которое задавил ногтем, после чего продолжил:
- Как Лес-то переворошили, так Поток и поднялся. Уж, почитай, лет с тысячу этого не случалось... Хорошо это для Леса. А что для Леса хорошо, то и для нас тоже хорошо. Только вот нимфы ушли, - со скрытой печалью добавил сатир и сделал ещё две коротких затяжки, рассматривая дым, свивающийся в соблазнительные формы. - А вот таким, как ты, - от ткнул в Невилла узловатым, пахнущим табаком и травой пальцем, чуть не выбив глаз, - тут делать нечего.
Но вместо того, чтобы, втянув голову в плечи, закивать и сделать, как ему было велено (то есть уйти и - быстро!), Невилл подошёл к краю Потока и, присев на корточки, всмотрелся в его глубины, где текли нескончаемые зелёно-золотые искры. Словно небо опрокинули под ноги.
- Я бы на твоём месте поостерёгся, - заметил Диофан, выколачивая трубочку об колено, и выругался, когда не до конца погасший уголёк запутался в шерсти на ляжке.
- Я знаю, - не поворачиваясь, кивнул Невилл. - Мне уже сказали.


***


Глава седьмая. В которой Люциус Малфой получает предложение руки и сердца, мы узнаём слабое место Джейн Бантинг, а Гарри и Гермиона отправляются на первое свидание.

***
Звякнул колокольчик. Дверь закрылась. Мистер Эндрюс в окно проводил взглядом свою, как он не сомневался, суженую и махнул рукой, подзывая официантку.
- Принеси-ка мне рюмочку сладкого вермута. Такое стоит отметить, - пробормотал он себе под нос, пригубив и посмотрев сквозь рюмку на огонь уже горящих в канделябрах свечей. - С её деньжищами я докажу свою принадлежность не только к клану Карнеги, но даже... - он отхлебнул ещё и закончил, поразившись собственной смелости: - Дугласам!
Он представил себя в роскошном кабинете под девизом "Jamais arriere" - "Никогда позади", расчувствовавшись, заказал вторую рюмочку вермута, потом ещё одну - так и убивал время до самого вечера. Время умирало легко, и вечер наступил почти сразу. За столик подгулявшего библиотекаря пыталась подсесть какая-то девица сомнительной наружности и ещё более сомнительной профессии - поинтересовалась, не скучает ли он, но мистер Эндрюс заплетающимся языком сообщил, что не настолько, и вообще, он, практически, уже женатый человек и не будет якшаться невесть с кем. Оценив помятость его костюма, девица за словом в карман не полезла, и мистер Эндрюс, разобидевшись, хлопнул дверями. Видимо, слишком сильно, потому что на ногах удержаться не смог. По дороге он пытался беседовать с деревьями, кошками и редкими прохожими, а добравшись домой - тогда, когда прочие добропорядочные люди (включая мистера Малфоя, хотя вот его-то как раз трудно отнести к категории добропорядочных) уже видели если не десятый, то пятый сон точно, - он едва дошёл до кушетки, упал и уснул тревожным сном. Снились ему списки равнинных кланов Шотландии, и бедный мистер Эндрюс промучился до самого утра, потому что никак не мог вспомнить, какая же фамилия идёт между Дьюарами и Инглисами.

***

- Я специально следил, - обожатель Малфоя, Дерек Ли, сделал страшные глаза. - С начала года он не сказал про неё НИ ОДНОЙ гадости! Поверить не могу!
Третьекурсник трагически заломил руки: недавний кумир падал в его глазах всё ниже с каждым днём. Все умолкли, проникаясь новостью.
- Он действительно стал совсем другой после своей, - шестикурсница Джейн МакКинон похлопала себя по голове, - контузии. И если б я не знала его лучше... - с многозначительным подтекстом пропела она, и у Пенси от бешенства потемнело перед глазами, - то решила бы, что наш великолепный Драко... - она сделала паузу и триумфально закончила: - Влюбился в гриффиндорскую грязнокровку!
- Да ну?!
- Неужели?..
- Не может быть!
- А похоже!
- Но как же он сам не замечает?! - в радостном ужасе ахнул Дерек. - Неужели не понимает, как выглядит со стороны?
- Известно, как. Влюбленность - это всё равно что наложить в штаны: тепло только тебе, а видно-то всем!..
Слизеринцы дружно грохнули. Не оценила шутку одна Пенси, о чём незамедлительно шутника и уведомила. Джордж Кент, правда, смог осознать глубину её негодования только после того, как очнулся, что случилось это уже после Хеллоуина.
Не помня себя от бешенства, Пенси опрометью кинулась к себе, чтобы успеть подготовиться к завтрашнему дню. Едва ли это радикально изменит ход вещей, но хотя бы поможет спустить пар...

***

- Не бойся, садись! - он нетерпеливо потянул Гермиону за руку, и она впотьмах споткнулась и упала прямо ему на грудь.
- Осто... осторожней! - хорошо, что он не увидел, как сразу вспыхнули щёки.
- Не бойся... - прошептал Гарри, боясь говорить громко - даже шёпот сейчас был таким огромным, что, произнеси он это слово нормальным голосом, наверняка перебудил бы не только тех, кто находится в Хогвартсе, но и обитателей Запретного Леса. - Давай...
Он усадил Гермиону не сзади, а перед собой, одной рукой обнял поперёк талии, второй сжал помело, оттолкнулся от земли...
- Осторожно! Помедленней!.. - успела пискнуть Гермиона, когда они пулей выстрелили в небо.
- Не бойся, ты только не бойся!.. - забормотал он, чувствуя, как подрагивает она под его ладонью, как вжимается спиной в его грудь, как охает и ойкает, когда он слишком резко забирает вверх или вбок. - Не бойся...
...Ты со мной...
Вслух он этого сказать не посмел.
- Смотри!
Они зависли в воздухе, и Гермиона, повинуясь это почти что приказу, боязливо открыла глаза.
Первое, куда она посмотрела - себе под ноги и, увидев там бесконечную пустоту, заскулила и ещё сильней прижалась к Гарри.
- Да не вниз, а вон туда...
На огромном утёсе, напоминавшем обглоданный ветрами скелет, вознёсся ввысь замок, видевший столько веков, людей, войн, страданий... Теплился в окнах свет, делая его похожим на доброго и мудрого волшебника. Огромное облако зацепилось за высокий колпак-шпиль и, не во состоянии двинуться дальше, медленно лохматилось, закрыв почти полнеба.
- Красиво, правда?..
- Ага... Похож на Дамблдора, правда?..
- Ага, - рассеянно согласился Гарри.
Задумавшись, они смотрели и смотрели.
Вот погасли огни в Большом Зале - наверное, эльфы закончили уборку.
...А откуда Гарри знает, что Хогвартс похож на Дамбдора?.. - вдруг осенило Гермиону. Но думать об этом не хотелось - мало ли, откуда... Рядом был Гарри - тёплый, настоящий, почти признавшийся ей в любви. Кроме того...
Гермиона застенчиво шмыгнула носом:
- Гарри, у меня ноги замёрзли. - И робко добавила, стараясь не вспоминать, что там, под ней чёрт знает сколько метров холодного осеннего воздуха: - Может, спустимся?..
- Сейчас, - кивнул Гарри. - Гермиона... Знаешь, Гермиона...
И в этот миг их накрыла поднявшаяся со стороны Запретного Леса огромная тень.
Они медленно повернули головы и... истошно заорали.
Им ответили два перепуганных вопля.


***


Глава восьмая. В которой у Лонгботтома отверзаются очи, у Гарри случаются всплески памяти, а Люциус Малфой на радостях назначает дату помолвки.

***
...Пришёл... - дохнуло над головой.
Невилл встрепенулся, но над ним не оказалось ничего, кроме луны, по-прежнему багровой и неестественно распухшей, как утопленница.
Белёсые тени, сопровождавшие его во время путешествия, сползлись в одну большую дымную каплю; она сначала тяжело растеклась по земле, потом задёргалась, затрепыхалась и поднялась, вылепившись в фигуру, - стояла, покачиваясь из стороны в сторону, как только что научившийся ходить ребёнок. Невилл молча ждал, не испытывая ничего - ни страха, ни желания убежать, ни любопытства - вообще ничего. Наконец, существо обрело равновесие - кажется, не без участия Потока, потому что молочная белизна "тела" вдруг дымно замерцала. Из груди отпочковалась нечто вроде руки, вытянулось в направлении "воды", зачерпнуло её "горстью" и бережно, медленно, не пролив ни капли, поднесло Невиллу ко рту.
... Пей , - почувствовал он, и послушно склонился к таинственной ладони, начав пить из неё, по-детски вытянув губы трубочкой.
Потом он много раз возвращался к этому мгновению, спрашивая себя: а был ли у той "воды" вкус? И каждый раз приходил к заключению, что нет, вкуса не было, зато было ощущение. Ощущение, как с каждым глотком меняется и он сам, и всё вокруг.
Невилл искоса взглянул в сторону и убедился, что настоящий, реальный мир, к которому он привык, никуда не делся - не стали полупрозрачными деревья, не исчезло озеро или ручей. Но приладившись ко всему тому, что было Невиллу знакомо, с такой лёгкостью, будто они всегда существовали вместе, новый мир встроился в старый.
...Они всегда существовали вместе, - понял Невилл, снимая губами последние капли с ладони, теперь обретшей плоть - приятно-прохладную, как у камня или у дерева.
...Теперь ты видишь, - пришло поверх шума ветвей деревьев его мира и безмолвия мира чужого.
Он поднял голову, не без трепета готовясь посмотреть на существо перед собой. Если то, что зияло на предполагаемой голове, являлось глазом, то и оно смотрело на него в ответ, мерцая сквозь рваную прорезь то золотом, то изумрудной зеленью.
"Кто ты?.. Как..." - хотел спросить Невилл, но вдруг понял, что голос, который прозвучит "тут", "там" никто не услышит, равно как и... Осознание пришло с удивительной ясностью: равно как и он сам не слышит сейчас ни единого звука оттуда. Он зачем-то потянулся за палочкой, но та налилась свинцовой тяжестью - Невилл взглянул вниз и, наверное, даже ахнул от удивления: её окружало такое же облачко, как и те, что слились в фигуру, стоявшую сейчас перед ним.
В этот миг существо опять заколыхалось и распалось на тысячу клубочков, которые выстроились один за другим, как будто зовя обратно. Невилл ещё раз взглянул на небо, на ноздреватую луну, сменившую багрянец на напряжённый оранжевый цвет, и пустился в путь.

***

Драко знал, что сорвался и нарушает собственные же правила, но ему было наплевать. Если он сделает ей больно, то она в ответ тоже сделает ему больно. И тогда эта боль заглушит другую, которая никуда не уходила. Но он просчитался.
- Господи, Малфой, если б ты только знал, как смешон сейчас... - устало махнула рукой Гермиона и, наконец-то увидев наверху факелы лестничной клетки Западной башни, начала подниматься, подвинув слизеринца в сторону, словно нечто неодушевлённое.
Он вздрогнул от её прикосновения.
- И как людям не надоедает унижаться?.. - негромко, как если б разговаривала с собой, а не с ним, пробормотала Гермиона и пожала плечами.
В следующую секунду её плечо сжали стальные пальцы. Рывок - и она уже лицом к лицу с белым от бешенства Малфоем. Он стоял ступенькой ниже, и их глаза оказались на одном уровне. Её - испуганные карие, его - светло-серые, всю радужку которых заняли расширившиеся зрачки.
- Унижаться?! - даже не прошипел, а просвистел он сквозь стиснутые, того и гляди, раскрошатся, зубы, острые, как у хорька. - Унижаться?! Думаешь, возможно унизить меня больше, чем ты - все вы - уже унизили?! За моей спиной смеётся вся школа, мать никак не может решить, что лучше - спрятать меня от людей или выдать за психа, меня презирают собственные однокурсники, а, к чёрту всех - я сам себя презираю и ненавижу, я не могу себя понять, мне жить - слышишь, ты! - мне жить не хочется! - крикнул он и попятился, сообразив, что открыл ей куда больше, чем нужно, куда больше, чем ещё минуту назад понимал сам.
Гермиона совсем, СОВСЕМ не хотела этого знать.
Она вывернулась и побежала вверх, но Драко не стал её ни удерживать, ни преследовать. Он смотрел в темноту за перилами. Впервые в жизни мысль о том, что можно одним прыжком положить конец всем мукам, не показалась ему абсурдной.

***

Мрак нахлынул мгновенно, как и в прошлый раз. Гарри проваливался сквозь него, а он всё не кончался. Захотелось закричать от ужаса, но вместо крика изо рта потекла горячая жидкая тьма. Пытаясь нашарить какую-нибудь опору, Гарри выставил руки вперёд, и в тот же миг с изнанки этого мрака навстречу ему протянулась другая пара рук. Пальцы отчаянно шевелились - кто-то тянулся к нему, молил о помощи точно так же, как сейчас молил о помощи и спасении он.
Это... я?.. Это другой я?
Не задумываясь, Гарри кинулся навстречу этим рукам, попытался схватить, но стоило кончикам пальцев соприкоснуться, как боль, какую он не испытывал никогда в жизни, разорвала тело.
Зелёные сосны.
Небо наверху.
Земля внизу.
Зубчатые башни.
Гермиона и Рон - совсем ещё дети.
После этого всё смазались и замельтешило с такой скоростью, что разобрать что-либо было невозможно. Продираясь сквозь нечеловеческую пытку, цепляясь остатками рассудка за хлипкие ниточки, способные вернуть его из небытия, Гарри успел поймать последнюю - склонившегося перед ним огромного дракона - и очнулся от собственного крика.
                                                                                                                                                                                                       

@темы: Гарри_Шпроттер, Прочитательно_рекомендовательное

URL
Комментарии
2007-11-28 в 17:49 

no shit
Блэк... Кажется, я люблю тебя))))))))))))))))))))))))) :gigi:

2007-11-28 в 18:02 

Alucard Black
sub specie aeternitatis
Грайне
За что? :-D
У меня ж ещё есть приныканная первая глава и два личных спойлера, полученные в аську (дооо, я матёрый :gigi: ).)

URL
2007-11-28 в 18:11 

no shit
Alucard Black ты мне личные спойлеры показывал)) А приныканную главу - неееееееееееееет(((

2007-11-28 в 18:28 

Alucard Black
sub specie aeternitatis
Грайне
Угу. Её мало кто видел - она на Стасином форуме висела всю новогоднюю неделю. А на НП отрывок до сих пор висит - только что вспомнил.))
зы: в дневник я главу, как понимаешь, не кину. -))

URL
2007-11-28 в 18:43 

no shit
Alucard Black но ты, конечно, понимаешь куда ее кинуть можно)

2007-11-28 в 20:15 

— Думаешь, мы действительно будем сидеть на облаке и говорить о море? — Да, я твёрдо в это верю.
А у меня тоже есть первая глава. И я ее тоже никому не дам)))) Блин, че так долго пишет?)))

2007-11-28 в 21:09 

*поспешно прокрутила страницу* а вот не буду спойлеры читать)) принципиально -))

2007-11-28 в 22:42 

sub specie aeternitatis
Время-не-Ждет
Да ладно. Я никуда не спешу - лишь бы фик чёткий был.)

_Стана_
хых.) И правильно.

Пойду посмотрю, где там CI со своей "Кельей" застряла...

URL
2007-11-29 в 10:16 

Время-не-Ждет
— Думаешь, мы действительно будем сидеть на облаке и говорить о море? — Да, я твёрдо в это верю.
Alucard Black
Ну тогда к пенсии может дождешься))

   

I'm a Lord

главная